(812) 335 3039
ГЛАВНАЯ ЛОШАДИ НАУКА СТИЛЬ НЕВЗОРОВ РЕКОМЕНДУЕТ ПОЛЕЗНЫЕ СОВЕТЫ





Версия для печати Версия для печати

Вологодчина: неизведанная давность.

 
 
Голосов: 2
Оценить
3999.00 руб.
ДОСТУПНОСТЬ: НА СКЛАДЕ
 

ОПИСАНИЕ ТОВАРА

Автор: Суров Михаил Васильевич

"Полиграфист", Вологда, 2002. - 432 с., цв. илл.,  ISBN 5-86402-088-5

Формат: 220-290 мм; Тираж: 2000 экз., твердый переплет

Экземпляры книги, представленные в нашем магазине, являются последними из двухтысячного тиража, ставшей библиографической редкостью книги. 

В новом томе своего нашумевшего исследования известный вологодский предприниматель, политик и коллекционер Михаил Суров продолжает развивать тему самобытности народного искусства Вологодчины, уходящего корнями во времена седого язычества. На этот раз предметом внимания автора явились берестяные и гончарные изделия, орудия обработки льна, пряничные и набойные доски, медная пластика, посуда, утварь, стукалки, дуги, сани, а также уникальные археологические находки. Книга написана в научно-популярной форме и предназначена для самого широкого круга читателей.

"...Ошеломляющий успех первого тома исследования, посвященного незаслуженно забытым промыслам Вологодчины и особенностям крестьянского быта Русского Севера, оказался для меня полной неожиданностью. Издания такого рода из-за своей специфики и достаточно высокой стоимости расходятся, как правило медленно и "со скрипом".

Но книге "Вологодчина: невостребованная древность" в этом отношении повезло. Видимо, она появилась в нужное время и тем самым оказалась  восстребованной на все сто процентов.

Вопреки опасениям, критических отзывов оказалось немного: одна ядовитая статья да злобное шипение пары местных интеллигентов - вот практически и весь "общественный" негатив, с которым мне довелось столкнуться.

Народная реакция на книгу оказалась весьма положительной, а в отдельных случаях даже излишне восторженной. Чрезвычайно приятно было получать отклики из "глубинки". В них - радость, искренние пожелания, благодарность, собственные мысли, советы, вопросы, а также предложения принять в дар (гораздо реже - купить) какую-нибудь старинную деревенскую вещь. Именно теплые отзывы и слова поддержки этих людей окончательно убедили меня в актуальности поднятой темы.

"Вологодчина: невосстребованная древность" была первым шагом в сторону равноправного диалога между частными собирателями и сотрудниками музейных объединений. Нынешняя моя работа "Вологодчина: неизведанная давность" пусть будет считаться шагом вторым...

Хотелось бы надеяться - ответные шаги не заставят себя  долго ждать. И чем больше таких шагов мы сделаем навстречу друг другу, тем будем ближе. Тем меньше белых (даи темных тоже) пятен останестя в нашей истории, культуре и искусстве."

                                                                                                                                                         М.В. Суров

Об авторе:

Писатель Борис Акунин:

Это был такой надежный и твердый человек, который все, что обещал - делал. Это был знаток Русского Севера. У него была невероятная коллекция артефактов, в том числе, связанных со старообрядчеством, которое меня интересовало. Он мне показал уникальные книги, в которых он отлично разбирался...

Журналист Анток Хреков:

Михаил Суров - прекрасный пример российского пассионария. Это человек, которому от жизни было что-то надо. Он начинал, в буквальном смысле, с продажи клюквы, но потом он тратил эти деньги не на то, чтобы купаться в роскоши, кого-то "отжимать"... Он тратил их на свои любимые увлечения, которыми он пытался поделиться с другими людьми...

Фотограф, ипполог Лидия Невзорова:

Меня сложно назвать любительницей русской старины. Все русское вызывает во мне если не отторжение, то брезгливость. Так было всегда, и было бы еще хуже, если бы не Суров.
Суров был другом АГ, другом семьи. Он был удивительным человеком, необыкновенно колоритным, мужественным, огромным. АГ любя называл его "человек-гора", потрясающим рассказчиком, историком, настоящим патриотом своей малой родины Вологды.
Так вот, ему удалось невозможное: он, своими удивительными историями, книгами возбудил во мне интерес к русскому народу, его быту и творчеству, что позволило мне восполнить серьезный  пробел в образовании.
Конечно, я по-прежнему не люблю русские грязь, разгильдяйство, серость, частушки, самогон и православие. Но я, скрепя сердце, приняла русское народное творчество, как неотъемлемую часть человеческой истории, и без былого отвращения  держу в доме глиняные горшки, туеса и  сундуки. Конечно, их дарил Суров, все подарки он сопровождал мистическими или смешными историями, которые крепко врезались мне в память. Ни одна, самая простая вещь, не была для него обычной! Теперь, все эти вещи напоминают мне о нем - человеке, который внес огромный вклад в сохранение русской культуры.

Книги Сурова - это не просто книги о русском быте, равным которым нет, это затеистые, самобытные истории, которые не оставят равнодушным никого...


Михаил Суров на съемках фильмов Невзорова:

Михаил Суров на съемках фильма Невзорова        Михаил Суров на съемках фильма Невзорова

Михаил Суров и Александр Невзоров